Рыжее и пухлое
Все будет хорошо... Я узнавала.
- Аллё, пап, ну, как там тебе на новом месте?
Показать полностью..
- Все плохо! Лежу, умираю... – голос моего предка задрожал и сорвался.
- Что случилось???
- Майонез кончился. Всё. Есть нечего. Погибну голодной смертью!
- Да, блин! Пап! Везет тебе маман майонез уже! Что ты так пугаешь-то? Тебя сегодня уже перевязывали?
- Да, больно было, я орал. Ты не слышала?
- Я в Москве...
- И чего? Я в сторону Москвы и орал, чтобы ты знала, что меня уже перевязывают...

Папа вообще-то большой молодец. Надеюсь, вот это его качество – смеяться над проблемами, какими бы ни были они глобальными, передалось мне на генном уровне. Лежит же, не вставая, уже полтора месяца и еще всех окружающих подбадривает. Сила духа прокачана на максимум. В себя верю, цель вижу, препятствия... Препятствия обнаружились тугочитаемыми закорючками в результатах анализов. Переезд из одной больницы в другую изменил в корне ход лечения – во-первых, сняли гипс с руки, во-вторых, отменили диабет, в-третьих, новый доктор нашел в папе 10 разных видов бактерий, восемь из которых были невосприимчивы к назначенным капельницам.
- Это как? – решила уточнить я.
- Грубо говоря, эти восемь видов отлично питаются антибиотиками, и не то что не гибнут от них, а разрастаются на радостях от такой нажористой пищи. - на пальцах объяснил хирург – На дороге такое не подцепишь. В больнице занесли. Только в больнице могут жить бактерии с иммунитетом к лекарствам. Вот они-то как раз и препятсвуют заживлению раны, из-за них и угроза ампутации появилась. Будем пробовать как-то их победить, понаблюдаем, недельку...

Периоду времени, который включает в себя следующие семь дней, можно дать название «Встань и иди». В палату принесли костыли и папа начал делать робкие попытки пройтись по палате. Сломанная рука сильно ослабла, поэтому получалось не то чтобы хорошо. После двух падений, которые я искренне пыталась предотвратить, но сил моих оказалось недостаточно, я стала просить помощи у друзей. А уши у моих друзей чуткие. И сердца добрые. Услышали, откликнулись, пришли.
Сначала прилетел Шмель. Привез несколько эспандеров и армейский ремень, чтобы папу в процессе прогулки держать было за что. Благодаря ему достижение «Дойти до двери палаты и обратно» было открыто.
С помощью Кабана партизанская сложная тропа до окна в коридоре тоже покорилась, хоть и не сразу. Дня через три оказалось вполне реальным добраться до подоконника, там, прислонившись и погревшись на солнышке, передохнуть и вернуться обратно на кровать.
Потом приехали Борька и Вальдар и предложили «сгонять по дамам в первую палату». Папа вернулся обратно бледно-зеленый, весь мокрый, с трясущимися руками, но судя по довольному выражению лица, до нужной двери он дошел. Правда, забравшись на кровать, долго пил воду и полчаса не мог отдышаться, но факт от этого не меняется – путь в длину всего отделения был преодолен. Его провожатые ехидно улыбались и шутили про правильную мотивацию и силу воли.

Дениска, Макс, Медведь, Ириша, Игорь, Антоха, Оксана, Лопс, Серега, Олька, Стас, Древо, Рысень, Никита, Саша, Акам, Юля, Таня, Финик, Лиса, Харлей, Малой, Мунка, Эрик, Гитарыч, Наташа, Митя...боюсь кого-то забыть, вы уж простите, состояние было такое, что до сих пор все лето как в тумане. Я помню четко другое - вы приезжали, покупали необходимое, поддерживали, привозили лекарства.

***
- Сашечка, я не успеваю до семи никак!!! Привези папе, пожалуйста, «поливалентный пиобактериофаг»!
- Я что-то не понял - ты сейчас что-то попросила или прокляла меня на латыни???

***
- Кто сегодня к Айрону? – это вопрос каждый день кто-то задавал в чате пару раз стандартно.
Ах, да! Айроном окрестили папочку в нашей общей компании после аварии.
- Железяк на нем сейчас много, – рассуждал Шмель – Поэтому будет Айронмен.
- Это очень долго. Нужно короче! Утюг там, например! – парировал кто-то.
- Утюг – это про Воркуту-Магадан что-то... Айрон...Айрон нормально...Звучит, чо!
Так вот. Вопрос звучал каждый день и никогда не оставался без ответа.
Хорошие мои, спасибо вам за это огромное! В слова такое тяжело перевести, но я действительно горжусь тем, что меня окружают ТАКИЕ люди – люди – действия, люди – неравнодушия! Я очень постараюсь отплатить той же монетой! Такие вещи не забываются!

***
Через неделю я сидела в кабинете заведующего отделения хирургией и пыталась спокойно выслушать его прогнозы:
- Рана не заживает, угроза загноения, бактерии не удалось вывести вообще ничем, ждем еще неделю и если улучшений не последует, то все-таки ампутация. Если получится найти Фосфомицин – привозите. Он может помочь.
Гугл мне с досадой сообщил, что Фосфомицин – это препарат, который продавался по рецепту, но теперь вообще снят с производства и в наличии не имеется. Доктор не поверил, перепроверил сам, удивился и заметно заволновался. Я решила все-таки поискать требуемое и впервые в своей жизни молилась, чтобы забавная байка про правило шести рукопожатий оказалась не просто красивой статьей в интернете.
Мой крик о помощи сначала пополз по сети, а после стал как-то молниеносно распространяться. Воронеж, Пермь, Саратов, Бишкек, Одесса, Владивосток, Гуанджоу, Вильнюс – к среде ответы стали приходить из Латинской Америки. Жаль только все отрицательные. Где-то даже нашли в остатках пару пузырьков, но необходимо было минимум 10, поэтому ситуацию это не спасало.
В четверг позвонила Таня.
- Ты Эстариола помнишь? Да-да, наш звездный эльф из Старого Замка! Шлет тебе приветы и номер очень нужного телефона!
Не знаю, как можно заказать доставку препарата, который снят производства, но чудо случилось. Через два дня я летела через всю Москву за чудо-препаратом и уповала, чтобы не было никакой путаницы и мне привезли нужное.
Вечером того же дня я распахнула дверь заведующего хирургией.
- Оно? - Оно, – кивнул заведуЮщий. – Но как это?
- Правило работает, – облегченно прошептала я ничего не понимающему доктору и заулыбалась, чтобы не расплакаться...
- Галька! Она заживает! Еще чуть-чуть осталось! – кричал папа в трубку довольный как кот в конце марта – Приезжай штуковину покажу!
Штуковина оказалась компрессором, подключенным к месту рваной раны. Трое суток она откачивала лишнюю жидкость и, создавая вакуум, стягивала края. Гул от него при этом стоял на всю палату, что почему-то смешило Айрона. Он улыбался и подкалывал соседей. Я смеялась вместе с ним и называла его Холодильником. Уж очень был звук похож.

@темы: Чувства, Четверг Обитания, Мысли вслух